Тысячелетия мается человек в придуманном им же мире, расчерченном, как график, миллионом условностей и правил. Нежелающих жить как все принято считать сумасшедшими. Всё просто и понятно до поры до времени. Пока вдруг не начинаешь замечать, что грань между здоровым человеком и душевнобольным чрезвычайно зыбка. А может, её и вовсе нет?